О себе

Приветствую Вас, уважаемый читатель. Меня зовут Анатолий Петрович Бабенко. Я уже не молод, живу семьдесят четвертый год, пенсионер, которому есть что рассказать.

Моя жизнь проходила и проходит в сложные и интересные периоды государств: СССР, Украинской Советской Социалистической Республики в составе СССР, и Украины.

МОИ КОРНИ

Мои дедушка и бабушка по отцу, из Украины, а точнее из Донбасса.

Бабушка родилась в 1897 году. Что их заставило покинуть Донецк, не знаю, но уж не от хорошей жизни они оказались в степях Казахстана, около китайской границы.

Знаю, что там были два украинских села, Благодатное и Петровское, среди казахских степей, в Семипалатинской области. Бабушка с семьей жила в Петровском. По рассказам бабушки, жизнь была не мед. Чем жили? Украинцы умеют работать на земле, тем и жили.

Часто приходили через перевал китайцы, арендовали землю для выращивания опиумного мака. Нанимали для работ местных жителей. Рассчитывались китайской мануфактурой, и тем, чего в селах не было.

Когда головки мака достигали готовности, китайцы надрезали головки утром, а вечером соскребали застывший в надрезах сок (план).

Время было страшное, когда власть в стране менялась чуть ли не каждую неделю. Даже в таком медвежьем углу было не спокойно. То белые пришли - грабят, то красные пришли, тоже грабят.

Спасались в горах. А в горах, какие условия? Так от простуд умер мой дядя Павел, которому было уже 18 лет. Умер и Гавриил, 7 лет. Короче, из семерых детей выжил мой отец, Петр и его сестра, моя тетя Даша. Не могу сказать точно, но где то в эти годы умер и мой дедушка.

Родители моей мамы тоже из Украины, и тоже жили в том же селе, Петровском. Мама воспитывалась у отчима, хорошего, по ее рассказам человека. Родного отца она помнила смутно, только то, что у него была черная борода. Куда он пропал, она не знала.

Забыл написать, что отец родился в 1914, а мать в 1915 году. В каком году они женились, не помню. Вскоре после женитьбы вся семья поехала по стране в поисках лучшей доли. А доля у того поколения была ужасной, вообще удивляюсь, как можно было выжить?

Первым их пристанищем был город Сталинск, позже переименованный в Новокузнецк. Шла стройка, требовались молодые, сильные руки. Отец и мать оба работали на стройке. В 1935 году родился мой старший брат, Коля. Мать продолжала работать, за братом присматривала моя бабушка.

Позже семья переезжает на Дальний Восток, там опять нужны рабочие. Отец уже работал шофером.

Слышали такую песню: «Есть по Чуйскому тракту дорога, много ездит по ней шоферов»…Это такой шансон того времени. Так вот, вскоре мой отец с семьей переехал на Алтай, на тот самый Чуйский тракт.

Потом семья остановилась в селе Акулово, где родилась в 1937 году моя сестра, Валя. Перед войной была нехватка механизаторов, стали организовывать училища механизации.

В такое училище и попал на работу отец, но это было уже в селе Залесово, все в том же Алтайском крае. Сначала был водителем, позже преподавал практику в этом училище.

Нужда в кадрах была большая, и отец получил бронь, его не призвали на войну. Не могу сказать, что ему было легко в то время. Он постоянно был за рулем, а дороги в те времена были ужасные.

Кто знает Алтайский чернозем (тяжелый, с суглинком) который после дождя способен склеить челюсти крокодилу. Так вот, расстояние в 90 км, от Залесово, до ст. Тальменка, с грузом на авто того времени порой проезжали только за сутки.

Такой случай рассказывала мама. Отец уставший приехал домой из рейса. Мама начала накрывать на стол, что было, а отец уснул, только смог снять сапоги. Мама его будит, Петя вставай кушать, отец соскакивает с матом, и, показывая под кровать, кричит: «Как ехать, что не видишь, рессора сломана!» Это же надо так умотаться!

ДЕТСТВО

Не дождавшись конца войны, родился я, 30 мая 1945 года. Да, я дитя войны. Родился в селе Залесово, Алтайского края.

Что помню из детства? Помню, сижу на коленях у отца во дворе, перед нами печечка, в которой горят дрова, на печке стоит чугунок с картошкой. Я в ожидании. Отец выстрагивает из лучины такую острую, как игла палочку и пробует готовность картошки. Я говорил еще не четко, говорю, «накни», в смысле «наткни». С тех пор такую картошку называли накни.

Позже, когда чуть повзрослев, прибегал домой что-нибудь проглотить, спрашивал, бабушка что есть пожрать, в ответ бабуля, которая до смерти говорила на суржике, отвечала: «піди попасись», или «коліно гризи». Она, конечно, шутила, но в этой шутке было много правды.

Мы, пацаны, 4-6 лет, питались в лесу, благо ягод и зелени хватало. Из ягод, земляника , клубника, костяника, смородина, черемуха, рябина, боярка, из травянистых растений знали все съедобные: пучки, дыдли, кандыки, саранки, черемша, или по алтайски – калба.. Теперь, оказывается, мы питались здоровой пищей. Сейчас так питаются сыроеды.

Помню детские игры: тарзанили по деревьям после прорвавшегося с запада фильма Тарзан. Воевали: были крестоносцы и, почему-то против них красные.

Зимой, порой морозы за 40, да еще ветер, нас и это не останавливало. Кто-то из старших, скорее брат Коля, смастерил сани, в которые можно было сесть втроем. Впереди на санях стояли две стойки, на которые крепили старое одеяло вместо паруса. Когда ветер был в сторону горы (такой тягун на километр) садились в сани с парусом и ехали в гору. Чтобы ехать назад, снимали парус и с горы…

Зимой у нас была такая забава, прокатиться на коньках прицепившись к саням проезжающих. У каждого был из проволоки крючок. Только сани проедут тебя, ты мигом цепляешься крючком за сани и едешь.

Чаще всего эта забава кончалась потерей рукавички. Почему? Мужик на санях, конечно, видел, что ты хочешь прицепиться, но вида не подавал. Только ты успокаивался и наслаждался дармовым удовольствием, как удар бича отрезвлял тебя, от испуга ты отпускал крючок и он уезжал с примерзшей к проволоке рукавичкой.

Помню случай на льду речки. Лед только встал, еще на средине речки был не замерзший участок. Нам захотелось поиграть в хоккей. Клюшек не было, вырезали из прибрежного тальника подходящие палки и на утолщенную часть накладывали снег, а из полыньи, набирали ртом воду и поливали снег на клюшке, чтобы он превратился в лед. Клюшка становилась широкой, и ей удобно было водить по льду подходящую льдину вместо шайбы.

Очередной раз я стал набирать воду ртом из полыньи. Лед лопнул подо мной, и я провалился в реку и руками достал дно, а ноги остались на льду. Попытался податься назад, лед начал ломаться. Товарищи вовремя среагировали и клюшками, за торчащие из полыньи коньки, вытащили меня на лед.

Что делать? Бежать домой километра полтора, да и взбучку получу. Снимаю фуфайку на лед, начинаю бегать на коньках. Пар идет от меня. Через 15 минут, фуфайка покрылась льдом, обломал лед, оделся и мигом домой. Бабушка даже не заметила, а я быстро на печь.

Помню своего товарища Юрку К., который рос без отца, а мать его работала врачом в больнице. Вот прошел слух, что у Юрки из лагеря вернулся отец. Был 1952 год. Я помню его отца, больной человек, но умные, живые глаза. Он недолго прожил на свободе.

ШКОЛА, СТАРШИЕ, ОКРУЖЕНИЕ

1953 год, я учусь в школе. Моя учительница, Зоя Семеновна, прекрасной души человек. Сколько же хлопот я ей доставил! Непоседа, вечно бегущий куда-то. За 5 минут перемены успевал натворить столько, что за неделю не разгребешь.

Умер Сталин. Все плакали, а я не мог понять почему? Нет, я знал кто такой Сталин, но … Вскоре после этих событий ко мне подходит тот самый Юрка К и тихо на ухо говорит: «Сталин – враг народа» Я на него: Ты что?! Это еще задолго до развенчания культа Сталина, суда над Берией.

Интеллигенция и в забытом Богом крае знала, что происходит в стране, в Москве. Юркина мать, видимо не была осторожной и Юрка все разговоры взрослых слышал.

Первые четыре класса я был практически отличником. Правда, частенько журили за поведение. Я не был хулиганом, просто нехватка движения меня тяготила, и я отрывался, ну и иногда перебарщивал.

Я был всегда под опекой старшего брата Коли, двоюродного брата Володи, сестры Вали. Мой двоюродный брат Володя и тетя Даша жили отдельно, но мы постоянно виделись. То мы приходили к ним, то они к нам, отношения были самые близкие. Володя рос без отца, он погиб на фронте.

Мой брат Коля был старше меня на 10 лет. Руки у него росли из того места, откуда надо. Помню, он сделал мне коляску к велосипеду, как у мотоцикла, в которой катал меня.

У меня любимыми игрушками были мундштуки, которые дарили отцу. Я звал их «фука», и постоянно держал во рту. Представляете картину, сидит шкет, в коляске с мундштуком, надувает щеки, представляя себя взрослым.

В детские годы любил рисовать. Ходил в кружок изобразительного искусства. Портрет Л.Толстого, моей работы, висел на стене в школе. Кстати, мой земляк, односельчанин, Виктор Калинин, с которым вместе посещали изокружок, теперь он академик РАХ, заслуженый художник России.

Когда мне было 15 лет, мы с бабушкой поехали к моему старшему брату Коле.

Он закончил горный техникум в г. Осинники и уже работал в поселке Притомский, на известной Томь-Усинской ГРЭС. Коля и Нина женились еще будучи студентами техникума. У них был сын, Сережа.

Колю знали в поселке как известного гонщика по мотокроссу, и еще больше как механика по мотоциклам. Около гаража всегда стояла к нему очередь ребят со своими железными конями.

Вдруг заболел его сын Сережа. Больница, по профилю заболевания была километрах в двадцати. Сережу и Нину положили в эту больницу.

Болезнь прогрессировала. И вот, возвращаясь на мотоцикле домой из больницы, Коля попал в аварию и погиб. На следующий день умер его сын Сережа.

Я был еще пацаном, что такое 15 лет? Но перенес эту потерю тяжело. Тяжело было смотреть на убитых горем родителей. Похоронили Колю и Сережу в одну могилу.

Вернулся я в Залесово, в свою школу.

Нравилась в школе физика, особенно, раздел электричество. Легко давался английский, но не уделял ему должного внимания. Но вот к нам в школу пришли два молодых преподавателя, один английского языка, другой немецкого. Оба здорово играли в настольный теннис. Мы тоже постоянно резались в теннис на переменах и после уроков.

Но эти преподаватели ввели свои правила. Во время игры с ними, за одно слово на русском - вылетаешь из игры. Володя, так звали англичанина, на занятия приносил аккордеон, и мы пели на английском. Так они подтянули наши знания до хорошего уровня и в ВУЗе я никаких проблем с английским не имел.

Забыл упомянуть, что на Алтае очень развит лыжный вид спорта. Я постоянно участвовал в соревнованиях. Проходил летом подготовку по программе кандидатов в мастера спорта.

РАБОТА, УЧЕБА, АРМИЯ

После школы надо было решать, куда идти учиться. Четкого представления не имел, куда, что хочу. Поехал к сестре в Красноярск поступать в политехнический.

Поступил на вечернее отделение на мехфак. Устроился на работу учеником слесаря на радиозавод. Военный завод, но цех механический, секретов никаких не видел.

Выпускали радиостанции куда-то в тропики. Уже начал зарабатывать нормальные деньги. Работа нравилась. Оснастки не хватало, надо было самому придумывать и изготавливать штампы, приспособления. Творческая работа. С того времени люблю станки, работать с металлом и деревом.

Работу на заводе и учебу в институте прервал призыв в ряды Советской Армии в 1964 году. В Красноярске у меня девушки еще не было, провожали родные.

Попал в Забайкалье, в школу сержантов в станции Дровяная. Принял присягу. Начались покупки, так называют отбор на военные специальности. Меня забрали в армию с первого курса ВУЗа, и я был не плохим спортсменом. Все говорило о том, что мне придется служить в школе сержантов, пройти сержантскую муштру, а потом остаться в школе гонять молодое пополнение.

Судьба распорядилась по - своему. На гражданке, после тренировки, я мокрый начал снимать свитер, рука сорвалась и ударилась об подушечку, висящую на стене, в которую бабушка втыкала иголки. Одна из иголок прошла ткань руки, воткнулась в кость и обломилась.

Я пошел к врачам, а там моя соседка, почти с такой же иголкой в руке, только история произошла несколькими месяцами раньше. Ей руку разрезали в нескольких местах, искали осколок, разрезали нервные окончания, и рука почти ничего не чувствовала.

Хирург сказал мне, походи с месяц с иглой, если будет беспокоить – будем резать, а если нет, со временем она обрастет этакой капсулой, найдет свое место в руке и все. Люди с осколками живут и ничего, а у тебя всего 8 мм иглы.

Прошло месяца два, рука не болела, только иногда, когда сильно ударишь, было слышно, что там есть инородное тело.

Так вот, перед отбором в сержантской школе, шли мы строем по скользкой дороге в столовую. Я поскользнулся и упал на ладонь руки, в которой был осколок иглы. Удар был сильный, видно прорвало ту капсулу, что уже начала образовываться около иглы. Рука вспухла, и я ничего не мог ей делать.

Через несколько дней была проверка физической готовности на перекладине. Надо сказать, я выполнял много упражнений на перекладине на уровне 3 разряда по гимнастике, но со здоровой рукой. Объяснил сержанту, что не могу, показал руку.

Послали на рентген, сделали снимок. На снимке в ушко иголки хоть нитку вставляй. Списали меня из ракетчиков – «головастиков» (боеголовки) в связь. Через неделю приехал за мной капитан, забрал меня в действующую часть.

Так я попал в особую часть фельдъегерско-почтовой связи под Читой, в которой прослужил все три года.

Сказать, что все три года в армии потеряны из жизни, не могу, потому, что как - никак это школа жизни. Как в уставе записано: «солдат обязан стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы»… Это из мальчиков делает мужчин. Хотя между собой мы называли армию – страна дураков.

Повезло служить с Серегой В, умнейшим парнем, которого призвали с 4 курса физмата. Он играл в шахматы одновременно со всей нашей частью вслепую и у всех выигрывал. К концу службы он меня натаскал по математике так, что я был потом в институте одним из лучших студентов по матанализу на потоке.

Зам командира части учился заочно в институте связи. Он подсунул нам свои контрольные и курсовые работы, и мы ему их делали. Серега расчеты, я – оформление. За это, замком части обещал отпустить нас на дембель в числе первых, чтобы успели на занятия в ВУЗах. Не обманул, сумел оформить документы, и мы уехали в числе первых.

СНОВА ИНСТИТУТ И СНОВА РАБОТА

Кстати, Сергей В. перевелся на специальность «Антенны летательных аппаратов» в Томский университет, а я вернулся в Красноярск, в свой политех, только на дневное отделение на тот же мехфак.

Некоторые предметы с вечернего отделения мне зачли, и я больше внимания уделял другим предметам. Занимался хорошо, стипендию всегда получал. Материально поддерживали родители, жил у сестры.

В возрасте 54 лет, после операции умерла моя мама, самый дорогой и близкий мне человек. Это был страшный удар. Я перед смертью ей обещал не бросать ВУЗ, и выполнил это.

Правда, пришлось перевестись на вечернее отделение со второго на четвертый курс, сдав пару предметов и курсовых. Дело в том, что я перевелся на ЭТФ, электротехнический факультет, где изучались предметы, которых не было на мехфаке, Зато теперь у меня хорошие теоретические знания и механики и электротехники.

В 1971 году, тоже совсем молодым умер мой отец. Умер после операции. Бабушку забрала к себе в Новосибирск моя тетя, тетя Даша.

Учился 6 лет. Работал на том же заводе, в котором работал до армии, но инженером бюро инструментального хозяйства. К концу учебы требовали, чтобы студенты вечерники работали по будущей специальности. Я перешел работать в Сибэнергоцветмет.

Занимался автоматизацией обогатительных фабрик. Работал 4 года, вырос от инженера, до инженера первой категории, потом до руководителя группы. Работа бала интересная, работал много и с удовольствием. Надо сказать, мой шеф был великолепный человек и прекрасный специалист.

Перед написанием статьи я решил не врать в статье, писать все как было. Но есть у меня отрезок личной жизни, который очень тяжело рассказывать кому-либо. Это отрезок связан с первой моей семьей. Отрезок трагичный, тяжелый. Это постоянно во мне и постоянно болит.

Знаете, есть защитная реакция организма, амнезия, забывать тяжелые моменты, которые могут разрушить психику. Хотел бы, чтобы она на этот отрезок у меня была, но не получается забыть. Просто, когда накатывают воспоминания, болит сердце, наступает какой-то ступор. Поэтому, простите, читатель, я этот отрезок личной жизни описывать не буду.

КУБА

Продолжу с того момента, когда мне предложили поехать работать на Кубу. Шел 1976 год. От нашего предприятия в тот момент уже был на Кубе парень, которого я должен был сменить.

Время собираться не было, успел только сделать прививки, которые оказались не нужными, на Кубе не было ни черной оспы, ни желтой лихорадки.

О Кубе я могу писать бесконечно долго. Это моя вторая родина. В Москве ждал вылета в Гавану пару дней. Познакомился с попутчиками, позже они стали товарищами по работе, Толя Х. и Юра А.

Летели через Марокко, Рабат. Летели долго, но вот объявили, что приземляемся в аэропорту имени Хосе Марти. Нас в этот заход летело именно от предприятий цветной металлургии человек 12, были специалисты, были одиночки и семейные.

С нами летела Наташа, белокурая переводчица. Группу подвели к бару, где мы должны были подождать оформление документов на поселение в отель. Нам предложили по коктейлю. Анатолий М. попросил просто рому. Бармен налил, после первой дозы Анатолий М «поплыл», и жена ему быстренько сделала «втык».

Позже, я с Анатолием М подружился, хороший человек, просто тогда сказалась усталость, да и возраст у него был пенсионный.

Поселили нас в отель Бристоль. Уже пошарпанный отель. Проблема с водой. Утром в 5, надо встать и набрать в ванну воды, позже воды не бывало.

Везде культ воды. Приходишь в ресторан, тебе ставят термос с холодной водой. Опишу случай с питанием. Я без переводчика зашел в ресторан что-нибудь проглотить. Предложили меню, на испанском языке, которого тогда я не знал. Нашел понятное: «кафе негро» и догадался, что означает «кафе кон лече».

Когда я выпил кофе черный и кофе с молоком, со мной что-то произошло. Руки как-то дрожали, ноги не естественно дергались. Дело в том, что до этого момента я пил только советский, трехкопеечный кофе, а тут ….

Гавана. Капитолий (копия Капитолия в Вашингтоне) 1976г.

На улицах Гаваны толпы мальчишек, все орут: «руки, чикле!». (русский, жвачку!) Где у советского инженера жвачка? Если полезешь в карман за сигаретой, чтобы дать, оторвут и карман. Поэтому быстро научились не реагировать на них.

Кубинские женщины, это что-то особенного, так бы сказал одессит. Даже если женщина ничего из себя не представляет, хоть не красавица, она держится как королева. Походка - секси, гордо поднята голова. На комплимент ребят из нашей групы знающих испанский язык, какая красивая, как тебе идут эти брючки, отвечает, спасибо. Это так разнилось с нашими женщинами с авоськами и кошелками, следом идущими за толстопузыми мужьями.

Я немного утрирую, но что-то в этом есть.

Недаром есть выражение: похотлив, как гаванский негр. Это точное выражение. Когда мы группой в сопровождении нашей белокурой переводчицы Наташи появлялись на улицах Гаваны… Впереди шла Наташа, волосы ниже лопаток, белая кожа… это вызывало маленькие беспорядки в рядах кубинских мачо.

Был такой эпизод, мы идем группой, навстречу нашей группе с Наташей во главе, идет здоровенный мулат, 1,95 ростом. Мы проходим, он не останавливаясь, следит за нами, вернее за Наташей не видя, что впереди и со всего хода ударяется лбом об столб.

Упал, бедолага, а мимо него пробегала кубиночка, в такой коротенькой юбочке, что никакой фантазии уже не требуется. Шея мулата поворачивается и он, стоя на четырех конечностях уже следит за ее движением. Как мы ржали!

Встреча советской делегации . г. Баракоа

Две недели в Гаване пролетели как один день. Мы все перезнакомились. Поняли, что это за страна, какой интерес мы для страны и ее народа представляем.

Страна жила очень бедно. Карточная система. Кубинцы прекрасный народ. Не скажу, что это работяги, как например японцы, китайцы. Но, видимо в тропиках так и надо работать. А вот праздновать и веселиться они умеют. Причем алкоголя им для этого не надо.

ГОРОД МОА. НОВОЕ МЕСТО РАБОТЫ И ЖИТЕЛЬСТВА

Наконец, нас самолетом перебросили на Юго-Восток страны к месту работы, в городок Моа. В задачу группы специалистов входила реконструкция уникального гидрометаллургического завода по производству никеля и кобальта.

Офис, город Моа

Специалисты из Союза работали там уже несколько лет. Сам завод был не до конца построен американцами, помешал Фидель со товарищи. Что-то работало, но доделывали его уже наши специалисты. Проектировали, монтировали, запускали.

Надо отметить, что завод американцы строили, как говорят с листа, делали проект, и сразу монтаж и внедрение. Построили за два года. Велся фотодневник. Снимок объекта в 9 утра, в 12 дня, уже заметные изменения, вечер в 16 часов, еще больше вырос объект.

Порядок в снабжении и хранении у нас и сейчас такого нет! Ни болтика, ни гаечки со склада без проекта, сметы, и прочих документов, не возьмешь. Постепенно наше разгильдяйство сломало эту строгость.

Я занимался проектированием освещения объектов. Работой этой в Союзе не занимался, но быстро понял, что и как, и особых проблем не было. Приходилось менять штатовское оборудование на наше, советское, так как срок эксплуатации штатовского давно прошел.

Стыдно было менять штатовское оборудование двадцатилетней давности на наше современное, но худшее по качеству. Покупать импортное не позволялось, валюты не хватало. Только в тех случаях, где наше оборудование было невозможно применить, разрешалось заказать импортное.

Коллектив отдела, где я трудился, был из разных городов Союза. Из Красноярска, Усть-Каменогорска, Ташкента. Работали пять дней и пол субботы. В воскресенье – поездка, или на остров Моа, с возможностью поохотиться с подводным ружьем, или на очередной карнавал, или на новый пляж, или в другой город.

Фидель нам подарил яхту, человек на 150. На ней мы и добирались куда нам надо.

О подводной охоте вообще без эмоций рассказывать невозможно. Это не то, что на Черном, или Азовском море, где нет рифов. Там, на рифах, подводная жизнь кипит. Все как в огромном аквариуме и ты активный участник этой жизни.

Приходилось охотиться на черну, паргу, не говоря о том, что поневоле охотишься на барракуду, акулу, мурену, потому, что они мешают охотиться на хорошую, вкусную рыбу. Они тоже эту рыбу любят и конкурируют с тобой.

В океане видел черепах, конечно, не таких огромных, как в музеях Кубы, до тонны весом и размером до двух метров. Но вот кило на 400 доводилось видеть, как вытаскивали рыбаки кооператива сеть, в которую она попалась.

Черепах кубинцы продают за валюту. За валюту продают сигары. Кстати, на счет курения. Я в то время еще курил. Приехав на Кубу со своими сигаретами, не мог понять, какие-то они не «вкусные» стали. Не протянешь, какие-то сырые.

На Кубе влажный климат и наши сигареты там не годятся, а те, кубинские, что приходилось курить дома, казались в Союзе очень крепкими. Так вот, на Кубе они самый раз, а наши там не годятся. Где родился, там и пригодился.

На счет водки и рома. В тропиках водка не годится. Водка падает в рот холодной и в желудке согревает, (но это же тропики, без нее жарко) а ром обжигает во рту, а желудок не жжет. Каждому климату свой алкоголь.

Разница между светлым, золотым и темным ромом. Если хочешь, чтобы завтра не было жарко от вчерашнего, пей светлый ром, если хочешь вкусный ром, пей темный. А золотой можно пить всегда.

Приходилось пробовать кубинский самогон, гадость редкая. Кстати, по приезду в тропики давление в организме падает, поэтому похмелья первые пол - года не чувствуешь, пока организм не адаптируется. Наши мужички там отрывались, кто уважал Бахуса.

Хоть и у нас были карточки, но на неделю можно было купить по низкой цене 1.5 литра рома. Если хочешь больше, покупай примерно в 5-7 раз дороже в спец. магазинах.

Нас кубинцы приглашали на посадку сахарного тростника. Были и на прополке. Кстати, когда я спросил агронома, который раздал нам тяпки, что-то я не видел, чтобы кто-то тщательно боролся с сорняками? Он ответил, важно помочь тростнику в первое время, хоть немного подняться, а дольше он любой сорняк задушит.

На сафру (уборку тростника ) я не попал, но ребята, кто был на сафре, говорили, что норму они выполняли.

Питание было по карточкам. Молоко (сгущенка) только семейным. Масло и еще некоторые продукты привозили из Гаваны машиной. Привозили кое-что из вещей, рубашки, штаны, босоножки, белье. Когда приезжала машина, все, кто видел приехавшую машину, кричали, «бабы, отоварка!»

Научили этой фразе одни ребята из нашей колонии своего попугая. Орал он точно голосом одного из этой троицы, у которой жил. Кричал так доподлинно, что многие реагировали и бежали к обычному месту, куда приходила машина.

Вот такой провокатор был.

В магазине, который нас обслуживал, покупали мясные и рыбные консервы, макароны. Сами кубинцы питались скудно. Пару раз бывал в их столовых.

Удивили подносы, которые одновременно были посудой. Это лист пластика, в котором отштампованы кюветы, в которые на раздаче наливали суп, в другую кювету помещали рис, или фасоль. Кофе, хоть и выращивали на Кубе, практически весь отправляли за границу, стране нужна валюта.

Мы имели возможность покупать кофе у себя в магазине, и, зная, что коллеги кубинцы жить без кофе не могут, приносили в офис и отдавали в кафе, в котором его готовили, и все кубинские коллеги могли там его выпить.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

Летом 1968 вынужден был выехать домой, в Красноярск по трагическим семейным обстоятельствам. Это та, самая больная тема, о которой не хочу говорить. В этом была и моя вина, и ответ держать перед Создателем только мне.

В Красноярске я находиться больше не мог. Попросил перевести меня в Запорожское предприятие, которое выпускало частотные преобразователи, которые наше прелприятие Сибэнергоцветмет внедряло по всему Союзу.

Я В ЕЩЕ СОВЕТСКОЙ УКРАИНЕ

Запорожье встретило приветливо. Солнце, веселые лица. Устроился на работу, правда, не в то место, на которое имел перевод. Там не обеспечили общежитием. На новом месте общежитие дали в другом конце города.

Город Запорожье. ДнепроГЭС с высоты птичьего полета

Город Запорожье. Вид на ДнепроГЭС с острова Хортица, колыбели украинского казачества.

Предприятие называлось «Укравтоматика». Занимались разработкой не стандартного оборудования для промышленных объектов Украины, да и Союза. От этого же предприятия много было командировок и в Россию, в Стерлитамак, Москву.

Первой моей разработкой на новом месте, был блок бесперебойного питания срабатывания защиты энергоблока. Зачем он нужен?

Представьте себе, энергоблок выходит по какой-то причине из строя, отключается. А от него запитан регистратор срабатывания защиты, он тоже отключается. Как записать причину срабатывания? Для этого нужен независимый блок питания этого регистратора.

Блок питания сделали. Предприятие росло. Позже я занимался пуском и наладкой станков с ЧПУ. Предприятие начало заниматься наладкой и запуском вычислительных машин, типа СМ4, СМ2М, СМ1420, подключился к этому и я.

В 1980 году женился, родилась дочь.

Был бригадиром инженеров-наладчиков по обслуживанию ЭВМ. В это время в Союзе и Украине как грибы росли блоки атомных станций. Наше предприятие подключилось к этой работе. В запуске, наладке оборудования первого блока Запорожской атомной станции участвовал и я.

Предприятие переименовали в «АтомПриборСервис», а позже оно стало объединением с таким же названием. Я в нем работал начальником технического центра. В 1990 году, в возрасте 45 лет получил свою первую квартиру.

РАЗВАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

В 1991 году все рухнуло. Союз развалился, все в шоке. Но выживать как-то надо. Если все описывать, чем пришлось заниматься в это время, не хватит памяти в компе, чтобы описать.

Пригласили в одно предприятие автоматизировать еще не построенную теплицу. Я изучил эту проблему и доказал начальнику предприятия, что лучше сделать не теплицу, а грибной цех. Для эксперимента мне дали помещение на 40 м квадратных.

Помещение переоборудовал, автоматизировал процесс. Съездил за мицелием в Одинцово, Московской области. Первые грибы «вешенка» удались на славу. Съели почти весь урожай своим предприятием, часть продали.

Народ жил все беднее. Не до грибов стало, хоть бы на макароны хватало. Из-за сбыта умерла идея стать «грибным королем».

Украина стала самостоятельным государством. Начались препоны на таможнях, то со стороны Украины, то со стороны России.

Я поехал с 8 тоннами металлического листа под Москву, с бартерным обменом на офисную мебель и кульманы. Туда проехал нормально, сдал металл, получил мебель и кульманы, а назад, в Запорожье, не выпускает российская таможня. Сутки сидел в таможенном пункте, наконец, выпустили.

Инфляция была сумасшедшей. Кто имел доступ к кредитам, мгновенно обогатились. Один мой знакомый взял кредит, купил на него трехкомнатную квартиру, а через пару месяцев этот кредит так обесценился, что он за две зарплаты его погасил. Вся операция прошла месяца за четыре. А я за свою квартиру отдал 12 лет жизни и работы на предприятии.

СНОВА РАБОТА, УЧЕБА

Хлебнули все крутых девяностых. С 1994 года по 1995 работал начальником отдела внешних связей в строительной фирме производящей безопорные модули, по технологии К-СПЭН, такие, как США строили в так называемую «Бурю в пустыне» для своей военной техники.

В 1996 году работал начальником отдела маркетинга в СП «Гибрид-С» Учился в США маркетингу. Об этой поездке и учебе можно тоже долго рассказывать. Это другой мир, другой менталитет. Американцы нам показывали уже сложившиеся деловые отношения, порядки. Нам все было понятно, Но когда мы у них спрашивали, а есть у Вас неплатежи? Они не могли понять этого вопроса.

МЫ И КАПИТОЛИЙ, Вашингтон, США, 1996г.

Поездили по США, были в шести штатах. Впечатлила энерговооруженность страны. Посещали 2 университета. Очень понравилось, как самостоятельно работают студенты на лабораторных работах. Вспомнил со стыдом свои лабораторки в институте.

МЫ И БЕЛЫЙ ДОМ, Вашингтон, США. 1996г.

Состоялась у меня интересная беседа с Ректором Айовского Университета. Я его послушал и говорю: «Слушаю Вас и думаю, вот все у Вас в стране хорошо, но так не бывает, скажите, что на Ваш взгляд у Вас плохо?» Он недолго подумал и говорит, есть одно, что напрягает многих, у нас есть семьи, в которых уже в третьем поколении ни один человек в семье не работал ни дня.

Да, проблема. Общество содержит таких, лишь бы они не выползли на улицу с грабежами, убийствами и т.д. Это отрицательная сторона демократии. В Союзе бы загремели за тунеядство.

В 1997 по 1999 работал директором «Украинско-Испанской Дилерской Фирмы УИДФ». Я после Кубы подтянул испанский и мог общаться на этом прекрасном языке. Сначала мы договорились с учредителем о стратегии, испанец завозит товар, мы освобождаем его от таможенных пошлин, складируем и продаем не по высоким ценам прямо со склада. Доход должен был получаться от высокого оборота.

Каково было мое удивление, когда он привез товар по высоким ценам, таким, что я не мог его продать. Я точно знал настоящую цену этим товарам. Начал убеждать его снизить цены. Он долго сопротивлялся, но содержать предприятие становилось просто невозможно. Два раза снижал цены, наконец, товар начал продаваться.

Я уговаривал, убеждал его начать обратную продажу, продавать украинские товары в Испанию. На что он сказал, что его задача, как дилера и промоутера, продавать сюда товар, и ему за это платят, а отсюда ему завозить в свою страну ничего не надо.

Промучился я с ним более двух лет и уволился.

С 1999 по 2002 год занимался сельским хозяйством в частном предприятии.

В 2003 году работал директором ООО «Вита-Маркет» Предприятие продавало биомассу . Это сырье для производства витаминов типа «Мультитабс» и других.

Предприятие, которое производило биомассу, в Украину перетянул с Урала Щербицкий, после Чернобыльской аварии. Бета-каратин и его производные выводит тяжелые металлы, радионуклиды. У нас тогда население получало бета-каратина меньше нормы, а после взрыва надо было потреблять двойную, тройную норму.

Продавали мы биомассу в Россию, в Голландию, в Мексику, США. Голландцы покупали нашу технологию еще раньше и производили тоже биомассу. Что интересно, техника у них была в несколько раз лучше, а процент выхода был намного ниже нашего.

Наша наука вывела новые штаммы блакеслеи-триспоры, это микроорганизмы, накапливающие в себе бета-каратин. Эти новые штаммы были более производительные. Это и давало увеличение содержания бета-каратина в биомассе.

Немного работал в 2003 году зам. Директора по производству в одной агрофирме. Не согласился с ее методами ведения хозяйства на земле и уволился.

На этом моя трудовая деятельность закончилась.

В 2006 году меня попросил знакомый переводчик помочь испанцам, усыновляющих наших детдомовских детей. Так я познакомился с несколькими испанцами, которые усыновили наших и российских детей. Переписываемся уже больше десяти лет. Дети уже выросли.

После общения с испанцами понял, насколько больно наше общество, да и российское не лучше. Приведу пример. Испанская пара, у которой четверо своих прекрасных детей, усыновляет нашу девочку с «зевом» (отсутствует мягкое небо).

Меня спрашивает воспитательница детдома: «У них нет своих детей?» Я говорю, нет у них четверо своих. У воспитательницы глаза из орбит, говорит: «А зачем же им еще эта, больная?» Я перевожу эту фразу испанке.

Она с удивлением отвечает: «Почему бы и не удочерить, если я могу?» Надо сказать, усыновители не богаты. Она работает медсестрой, он на пенсии. Да и все усыновители, с которыми довелось общаться, не были богатыми.

Испания страна не богатая, Россия богаче ее во много раз, но брошенных детей полно. В Испании очередь на усыновление. Это не потому, что не могут рожать, просто общество ценит человеческую жизнь. Они поняли, что надо помогать другим.

В 2007 году программировал микроконтроллер для управления процессом получения биодизельного топлива. Свою часть работы я сделал, программа готова.

Увлекся технологиями изготовления плитки из бетона. Изучил и сделал оборудование для производства средиземноморской плитки.

Опробовал технологию индийской плитки Атханкуди.

Опробовал технологию плитки Систром.

На балконе оборудовал минимастерскую, где частенько мастерю.

Машину продал еще в 2007 году, езжу на велосипеде на рыбалку. Делаю для рыбалки разные снасти, не загрязняющие водоемы.

Пытался в интернете подыскать себе работу, пенсия маленькая. Пока понял, что в интернет, как в реке сидят в засаде хищники, было поздно. Обманули.

Купил курс обучения. Выслали старый, половина ссылок уже не работала. Обидно.

Сделал сайт по бесплатным урокам Вергуса «Я –блогер». Сайт открыл для партнерок, но без платной рекламы дело не пошло, а собирать базу подписчиков как-то не получилось. Да и вообще, разочаровался в партнерках, скорее, поэтому и не пошло.

Сайт работал нормально, первое время я был в Топе поисковика, но после я заболел, долго не работал, а потом наступила какая-то неприязнь к партнеркам.

Отрицательную роль сыграл Сабскрайб. Там статью на модерации держали так долго, что стало понятно, бесплатная реклама – миф. Если бы сразу были деньги на рекламу, возможно, все бы и получилось.

Теперь надежда на проект «Одна семья». Если позволит здоровье мое, моей жены. Если будет все нормально с работой дочери, если будут деньги на сервис блога, если, если…

Если буду интересен читателям, тогда писать статьи я буду, потому, что мотивирован не только желанием высказаться, но и страшной болезнью, которая жрет поедом и тело близкого, дорогого человека и бюджет семьи.

Дорогой читатель, прошу прощения, если что-то написал не так. Писал, что думал, без «тормозов». Мне много лет, можно простить. Будьте здоровы и счастливы! И на украинском: ХАЙ ВАМ ЩАСТИТЬ!!!

Сообщение

Счетчик Яндекс Метрики